Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




20.01.2022


19.01.2022


19.01.2022


19.01.2022


18.01.2022





Яндекс.Метрика





Козельский, Яков Павлович

05.12.2021

Яков Павлович Козельский (рус. дореф. Яковъ Павловичъ Козельскій, до 1729, местечко Келеберда, Киевская губерния, Российская империя — после 1793, село Крутой берег, Лубенский уезд, Киевское наместничество, Российская империя) — русский философ, просветитель, переводчик, писатель, педагог и политический деятель. Статский надворный советник, член правления Малороссийской коллегии, один из авторов Нового уложения законов Российской империи, сторонник абсолютизма.

Козельский автор одного из первых систематических трудов по философии на русском литературном языке «Философические предложения» (1768), посвящённого императрице Екатерине Великой. Козельскому также принадлежат сочинения по математике, механике, артиллерийскому делу и др. Оригинальный труд Козельского «Китайский философ или Ученые разговоры двух индийцов Калана и Ибрагима о человеческом познании» (Санкт-Петербург, 1788) — представляет собой одно из первых сочинений в России, посвящённое философским традициям Востока.

Биография

Яков Козельский происходил из украинской казацкой старшины, возведённой в малороссийское дворянское достоинство. Отец Павел Степанович Козельский — наказной сотник Полтавского полка Российской империи. Козельский был депутатом Комиссии по составлению проекта Нового Уложения законов Российской империи.

Точная дата рождения философа не известна, можно предположить, что родился он в 1728-1729 гг.

В 1742 году Козельский упоминался среди учеников класса грамматики, присягавших российской императрице Елизавете Петровне.

С 1744 по 1750 годы учился в Киево-Могилянской академии, окончил класс риторики и постиг основы латины.

Не окончив академию, переехал в Санкт-Петербург, где сначала становится учеником академической гимназии при Санкт-Петербургской Акакдемии наук, а с 1752 года — студентом Петербургского академического университета, где изучал философию у И. А. Брауна и математику, под руководством Г. В. Рихмана.

Через год Козельский был назначен преподавателем немецкого языка в университетской гимназии, на этой должности оставался до января 1756 года. С 1755 года — репетитор по немецкому и латинскому языкам и математике у племянника прокурора Коммерц-коллегии Н. Самарина. В мае 1757 года подал челобитную об освобождении его из Академии наук и поступил на военную службу. При содействии Самарина зачислен гренадером в Преображенский полк. Дослужился до чина инженера-капитана артиллерии (1764).

Оставив военную службу, в 1766 году перешёл на службу в Сенат, где получил возможность детально ознакомиться с реалиями государственного и политической жизни Российской империи.

Начиная с начала 1760-х годов Я. П. Козельский преподавал математику и механику в Артиллерийском и инженерном благородном корпусе. В 1764 году вышли первые опубликованные учебники Я. П. Козельского — «Арифметические предложения» и «Механические предложения». Одновременно с педагогической деятельностью, он начинает работать над переводами с французского и немецкого языков книг по европейской политической истории, что отразилось на формировании его политических взглядов.

Демократические взгляды Козельского стали причиной его увольнения из сената в 1770 году и переводом на службу в Малороссийскую коллегию в Глухове. Занимал полковничью должность в Коллегии.

В 1773 году Я. Козельский получил в пожизненное владение с. Крутой Берег, Петровка и хутор Вязовцы Городиской сотни Лубенского полка с 60 дворами. По ревизии 1782 года, имел 793 души обоего пола. В 1784 году получил подтверждающую грамоту на дворянство.

В 1786 году Я. Козельский вновь приезжает в российскую столицу, где переиздал «Механические предложения», однако осенью 1778 года из-за обострения болезни вышел в отставку в чине статского советника и поселился в своих имениях.

Здесь он изучал естественные науки, следствием чего стало произведение «Рассуждения двух индийцев Калана и Ибрагима о человеческом познании» (СПб., 1788), в которой обобщил собранные им данные различных наук, изложенные в форме диалога.

В 1791 году Я. Козельский — инспектор в гимназии для чужеземных единоверцев, открытой при Санкт-Петербургском артиллерийском инженерном шляхетском корпусе, в которой учились дети из греческих семей, которые перешли на сторону России во время Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

В июле 1793 года по состоянию здоровья окончательно уволился со службы и уехал из столицы в свои владения, где оставался до конца жизни. Точная дата смерти философа не известна.

Имел сына Евграфа Козельского и дочь Екатерину.

Творчество и философские взгляды

Кроме научной работы, литературного творчества, перевёл и издал на русском языке трагедию английского драматурга XVII века Томаса Отуэя «Venice preserved»: Возмущение против Венеции : Трагедия, сочиненная господином Оттваем (СПб., 1764).

С марта 1768 г. — участник «Собрания, стараюшегося о переводе иностранных книг», для которого перевёл избранные статьи из «Еnсусlореdiе, оu Dісtіоnаіrе гаіsonnе des sсіеnсеs, des arts et des metiers» (рус. «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел»), опубликовав их в двух томах в 1770 г. Среди них — «Диалектика», «Логика», «Мораль», «Нравоучение», «Политика», «Философия» и др.

В 1764—1766 перевел 6 крупных произведений, четыре из которых — исторические. Причина такой направленности заключается в том, что

«чтение истории приносит людям пользу: она вместо сухих и скучных философских правил исправляет нам разум и уступки живыми и в натуре происходящими примерами»

Благодаря Козельскому читатель познакомился с двухтомной «Датской историей» скандинавского просветителя Л. Хольберга, с книгой «Государь и министр» немецкого историка, сторонника просвещенного абсолютизма К.-Ф. Мозера, «Историей славных государей и великих генералов, с рассуждениями о их поступках и делах, собранные И. Шоффиным. Из сочинений Роллена, Кревнера и других», ч. 1-2 (СПб., 1765), где противопоставляются мудрые законодатели и монархи-поработители, и, наконец, с «Историей о переменах, происходящих в Швеции в рассуждении веры и правления», ч. 1 — 2 (СПб., 1764-65) французского историка Г. А. Верта д’Обера.

Я. Козельский сопровождал переводы собственными предисловиями и примечаниями. По его мнению, все беды и несчастья порождены желанием одних людей подчинить своей воле других. Отсюда все насилия и войны, призывал монархов воздерживаться от захватнических войн, которые ничего, кроме горя, не приносят народам. Козельский развенчивал общественное неравенство и говорил о том, что каждый человек должен работать и пользоваться всеми благами жизни. Поэтому, он протестовал против праздности, неумеренности и других излишеств. По поводу политического устройства писал, что «единоличие», кроме как на войне, «весьма бесполезно». Один человек не может неограниченно управлять тысячами, она должна советоваться со «своими товарищами и помощниками».

Среди оригинальных произведений Я. Козельского заметное место принадлежит «Философических предложениям» (1768). Эта работа была написана менее чем за год, когда Козельский работал секретарем 3-го депутатского Сената, куда он поступил 1768 г. Книга состоит из введения и двух основных разделов: теории философии (логики и метафизики) и практической, или морально-назидательной (юриспруденции и политики). В этом произведении Козельский обращался прежде всего к вопросу «прямой добродетели». По его мнению, она заключается в том, чтобы ради благосостояния людей учить их («Просвещение их разум»). Автор высказал оригинальную позицию:

Выполировать народ иначе нельзя, как чрез облегчение его трудностей

. Тем самым Козельский противопоставил общепринятой для просветителей лозунгу «Путь к свободе лежит через просвещение!» диаметрально противоположное: «Свобода — путь к просвещению!». Главную задачу философии Козельский усматривал в нахождении «правил», которые ведут к благосостоянию человеческого существа. Требовал правового ограничения произвола государственной власти. Равенство и бесправие перед лицом абсолютного монарха стремился заменить равенством перед законом. В этом заключалась суть теории общественного договора. Козельский опирался на французских философов Монтескьё, Ж.-Ж. Руссо, К.-А. Гельвеция, Вольтера и показал себя не только знатоком современной ему западно-европейской просветительской литературы, но и глубоким мыслителем с собственной позицией.

Логику Козельской считал частью философии и называл её «наукой ума». Логика делилась им на две части:

  • правила о трёх силах человеческой души (чувство, рассуждение, или суждение и умствование);
  • правила употребления этих сил при отыскании истины.

Познание, говорил он, начинается с чувственного восприятия, возникающего под воздействием материального предмета на органы чувств. «Чувствие или понятие какой вещи есть представление её в мысли нашей: например посредством видения отличаем мы камень от дерева, и такое отличие называется понятие». Вещь мы познаём только через чувства. Это видно из того, что зажавши глаза не видим, зажавши уши не слышим, а только воображаем виденное или слышанное.

Понятием Козельский называл представление вещи в нашей мысли. Все понятия делились им на ясные и тёмные, явственные и неявственные, полные и неполные, а также на единственные, особенные и общие.

Суждение определялось Козельским как «совокупление или разделение понятий», умозаключение — как вывод третьего предложения из двух предыдущих.

Истиной он называл сходство мыслей с вещами.

Его книги заняли достойное место в библиотеке Киево-Могилянской академии благодаря историку Н. Бантыш-Каменскому.